Комитет государственной безопасности Республики Беларусь
Комитет государственной безопасности Республики Беларусь

Гвардейские минометы были кошмаром вермахта

7 апреля 2015
Вспоминает оперативный сотрудник СМЕРШ Михаил АНОХИН

13 декабря 1942 года на командный пункт 302-й стрелковой дивизии, что размещался на разъезде Бирюковский, ввалился обескураженный командир взвода Беркутов.

— Товарищ капитан, — потерянно-виноватым голосом стал докладывать он, обращаясь к командиру дивизиона «катюш» Слохову, — из трех установок прибыли две. Одну вытащить автомобилем не удалось, как мы ни старались. Пришлось оставить в том месте, где мы занимали оборону, в двух-трех километрах восточнее разъезда Бирюковский…

В этот день, 302-я стрелковая дивизия, которая вела бои под Сталинградом, в очередной раз попала в очень трудное положение. Все началось еще на рассвете, когда в небе появились немецкие бомбардировщики. Пикируя, начали сбрасывать бомбы на разъезд. Следом около 9 часов утра на дальнем бугре появились фашистские танки. Дивизион «катюш», состоящий из восьми установок, под командованием капитана Слохова получил задание от командира дивизии полковника Макарчука занять оборону восточнее разъезда. Выдвинувшись на позиции, «катюши» отстрелялись, но в итоге вынуждены были отступить.

— Вы что, совсем офонарели?! — не скрывая раздражения и досады, зло выругался капитан Слохов. — Приказа не знаете о том, что ни под каким предлогом «катюшу» нельзя оставлять врагу?! Как это не смогли вытащить?! А тол для чего выдавали? Взрывать надо было установку не жалея. Почему не взорвали? Фашисты всеми силами хотят раскрыть секрет «катюш», и ты им потворствуешь в этом. Под трибунал захотел?..

Лейтенант лепетал нечто невнятное. Видно, до конца осознал, какая незавидная участь ждет его в ближайшее время, и от этого потерял дар речи.

— Товарищ капитан, — шагнул вперед «особист» лейтенант Анохин, — погодите с оценками. Я попробую выручить «катюшу». С помощью танка!

Слохов не стал перечить молодому сотруднику НКВД (чуть позже он станет военным контрразведчиком знаменитого СМЕРША), которому предписывалось обеспечивать безопасность установок дивизиона любыми мыслимыми и немыслимыми способами. Еще за два дивизиона также головой отвечали двое подчиненных Михаила Анохина.

Лейтенант быстро вышел из командного пункта, разыскал офицера-танкиста, изложил ему свою просьбу.

— Ты что, не видишь, что на бугре уже фашистские танки?! — махнул вдаль танкист. — Сумасшедший или геройской смертью погибнуть захотелось?!

— Там осталась «катюша».

— Так бы сразу и сказал, что «катюша», — моментально изменил свое отношение к необычной просьбе танкист. — Не будем зря терять время.

С собою в танк два офицера взяли и шофера, который до этого управлял автомобилем с «катюшей». На всех парах, насколько это было возможно, помчались к брошенной установке, мысленно желая одного: только бы не опоздать…

Успели! Танк взревел, выпустив клубы дыма, и без особых потуг вытащил из бездорожья и оплошавший «студебеккер», и непосредственно установку.

Михаила Анохина и его помощников встречали как героев.

— Молодец, лейтенант! — не мог нарадоваться капитан Слохов. — И «катюшу», и всех нас спас. Буду ставить вопрос перед вышестоящим командованием о награждении тебя орденом.

Позже орден (и не один) найдет своего героя. А в те дни Михаилу Анохину приходилось постоянно думать не о наградах, а о более прозаических вещах: как в сталинградской мясорубке спасать ракетные установки, которые он обязан был беречь и охранять как зеницу ока.

Чрезвычайно ответственное задание не случайно доверили этому 25-летнему парню. Его дедушка и бабушка во второй половине ХIХ века, получив 40 рублей подъемных, вместе с другими крестьянами из Воронежской губернии переселились в Сибирь. Обосновались в 180 километрах от Омска у озера, окруженного березовой рощей. Так как приехали во время праздника Успения, то и поселение свое назвали Успенка.

Здесь всю жизнь прожил и работал учителем начальной школы Сергей Павлович — отец М. Анохина. Перед Великой Отечественной был заслуженно награжден орденом «Знак Почета». Михаил после восьмилетки окончил техникум, продолжил учебу в Омском сельхоз-институте. В это время подбирали кандидатов для учебы в Ленинградской школе НКВД СССР. Свои силы на новой стезе решил попробовать и М. Анохин. Эту школу он окончил в 1939 году, после чего нес службу в Новосибирске.

Грянула война. Михаил сразу подал заявление с просьбой отправить его на фронт. Ответ был таким: «Здесь тоже фронт». Молодой лейтенант проявил настойчивость и упрямство. Наконец в августе 1942 года в составе группы комсомольцев-сибиряков военкомат направил его в Москву. Здесь Анохина и определили в 80-й гвардейский минометный полк, который имел дело с «катюшами» — новым для той военной поры оружием.

Полк погрузили в вагоны и направили на юг, в район Сталинграда. Выгружались в 30 километрах от города, на станции Заплавное. Впереди было видно огромное зарево — горел Сталинград.

Какая-то высшая сила в те грозные дни подсказала Анохину: надо вести дневник с описанием событий и впечатлений. Реализовывать эту идею было непросто. Тернистым оказался путь дневника. В редкие минуты досуга Михаил писал пару страниц текста и пересылал их отцу в Сибирь. Тот аккуратно собирал послания сына. Уже после войны Михаилу передали их в полной сохранности, он все объединил под одной обложкой, и получился сокровенный и трогательный документ суровых лет.

…Ветеран Великой Отечественной любезно предоставил мне возможность, что называется, в оригинале ознакомиться с дневником, который написан более 70 лет назад. Начал его читать и не мог оторваться. Страница за страницей узнавал, что волновало и тревожило, двигало молодым человеком и его современниками, оказавшимися в чрезвычайных, нечеловеческих условиях! Гвардии лейтенант искренне грезил о любви, мирной жизни и скромной должности учителя…

Михаил Анохин достойно прошел дорогами войны. После Сталинграда освобождал Донбасс. В боях за Запорожье был ранен осколком снаряда в правое предплечье. После месячного лечения в полевом госпитале снова на передовой. Участвовал в трудных боях за Одессу, освобождал от фашистов Румынию, Болгарию, Венгрию.

Чтобы осуществить свою фронтовую мечту о «скромной учительской должности», гвардии старший лейтенант в отставке Михаил Анохин после окончания войны поступит на исторический факультет Харьковского университета. Будет трудиться на различных должностях в Украине, а потом в Москве. Без особых сожалений распрощавшись с престижной должностью секретаря Старо-Константиновского райисполкома Каменец-Подольской области, впоследствии в Москве устроится на завод «Калибр» обычным рабочим. Правда, позже, после окончания металлургического техникума, станет начальником смены…

В настоящее время Михаил Сергеевич живет в Минске вместе с сыном и невесткой. Сын Александр Анохин посвятил свою жизнь авиации, на заслуженный отдых ушел в звании полковника. Несмотря на свой более чем солидный 96-летний возраст, Анохин-старший по утрам сам ходит в киоск за прессой, много читает. Активно участвует в мероприятиях, которые проводит Белорусское общественное объединение ветеранов КГБ «Честь». Что бы ни случилось, каким бы ни было самочувствие, в ежедневном распорядке ветерана обязательно присутствует полуторачасовая гимнастика. Быть может, потому и находится в добром здравии в 96 лет этот, на первый взгляд, вполне обычный, но вместе с тем и незаурядный ветеран Великой Отечественной.

Автор: Леонид ЮНЧИК
Газета: «Рэспублiка» № 17 (5922)
30 января 2014
Вы можете найти эту страницу по следующему адресу: http://kgb.by/ru/70letpobedy-ru/view/gvardejskie-minomety-byli-koshmarom-vermaxta-67