Комитет государственной безопасности Республики Беларусь
Комитет государственной безопасности Республики Беларусь

Он строил Минск

22 апреля 2015
На проспекте Независимости, в частности от Центрального почтамта до площади Победы, возвышаются десятки зданий, построенных после 1944 года. Для послевоенных поколений столица ассоциируется зачастую с гостиницей «Минск», зданиями МВД и КГБ, архитектурным ансамблем на площади Победы. Кажется, эти дома были здесь всегда. Или, по крайней мере, появились так давно, что уже никто и не помнит. Но живы еще те, кто заново отстраивал столицу. Корреспондент «ВМ» встретился с одним из них.

Полковник в отставке Валентин Александрович Нестеров недавно отметил 90-летие. Долгое время ему довелось работать в органах госбезопасности. Но не оперативником и не разведчиком. Еще в мае 1939 года он окончил строительный техникум в Свердловске. Тогда же его призвали служить на флот. Направили в Ленинград на курсы инженеров и техников. Учились курсанты в самом центре города на Неве в легендарном здании адмиралтейства. Конечно, они не только сидели за партами, но и постигали морскую науку на воде. После успешного окончания курсов Нестерову присвоили звание «воентехник 2-го ранга», что соответствовало «сухопутному» лейтенанту.

 — И отправили меня служить в инженерный отдел Тихоокеанского флота, — вспоминает Валентин Александрович. — В октябре был уже во Владивостоке. Тогда как раз последние корабли шли на Магадан. Вот туда я и поехал. Прибыл в фуражечке и ботинках, а уже снег шел. Настоящая зима была: мороз под тридцать. Встретили на машине, отвезли в часть. Сразу же моряки приобщили к службе. (Смеется.) Налили полстакана спирта: «На, салажонок, выпей». Первый раз в жизни я выпил. Три дня все горело внутри. Мне только воду холодную подносили. Через какое-то время отправили в часть. Дали валенки, полушубок, кусок сала, хлеб.

На Дальнем Востоке Валентин Александрович занимался строительством различных укреплений, капониров для береговых орудий и т.д. Было тяжело: приходилось подрывать мерзлую землю. Наш герой один раз чуть не подорвался…

Со временем молодой офицер обжился. С Урала к нему приехала невеста, сыграли свадьбу. Вскоре началась война. Когда стало известно, что японцы нападать не будут, моряков стали перебрасывать на Западный фронт. Отправили туда и воентехника 2-го ранга Нестерова. Он еще не знал, что расстается с флотом. Понял, когда получил «сухопутную» форму. Сначала назначили командиром подразделения, вооруженного противотанковыми ружьями. Позже — командиром саперного взвода.

В боевых действиях довелось участвовать в Ленинградской области.

— Нам выдали лыжи и белые маскхалаты. Была зима 1943 года, — рассказывает Нестеров. — Держали оборону на реке Ловать. Потом командование решило перебросить наше соединение в другое место. А меня отправили в Москву. В столице получил приказ ехать на курсы «Выстрел» в Свердловск. Там готовили командиров рот и батальонов. Строевиков. Перед отправкой выяснилось, что нужно вырезать аппендицит. Положили в госпиталь. Операцию сделали неудачно, началось гнойное воспаление. Врачи думали, что на тот свет отправлюсь. Но организм был молодой, пошел на поправку. В сибирском санатории лечился грязями. В итоге все равно дали инвалидность. Военная служба закончилась… Приехал я обратно на Урал, к родителям в город Камышов. Устроился там военруком в техникуме. Через какое-то время предложили работу в органах госбезопасности в качестве… специалиста-строителя. Я не мог отказаться.



 Так и попал Валентин Александрович в Белоруссию. Сначала направили в Гомель, а потом — в только что освобожденную белорусскую столицу. Минск был очень сильно разрушен. К строительству привлекались пленные немцы, венгры… С ними и довелось достаточно много поработать Валентину Нестерову. На возведение первого объекта ему дали бригаду из 80 бывших солдат вермахта. Пленные — контингент особый. Был у Нестерова переводчик-немец. Очень вежливый и услужливый. Но однажды за ним пришли сотрудники МГБ. Оказалось, что это бывший эсесовец-каратель. Он просто скрыл свое прошлое: надел форму вермахта, когда сдавался в плен.

Первое время приходилось очень трудно. Даже не было нормального питания. Сейчас Валентин Александрович сквозь смех рассказывает, как они тогда запивали огурцы молоком. Не было ни картошки, ни хлеба. Не хватало и стройматериалов. Многое искали на развалинах старых домов: кирпичи, трубы, батареи. Все это разбирали специальные бригады.

В 1946 году Нестерову поручили работать уже в центре города. Сначала нужно было в кратчайшие сроки возвести цирк.

— Дали мне в распоряжение пленных венгров, — вспоминает Валентин Александрович. — Мы месяца за три с ними построили деревянный цирк. Венгры, в отличие от немцев, жесткие были мужики. Но и с ними находили общий язык.



Работал Валентин Нестеров также с заключенными, которые сидели по «бытовым» статьям. Тоже непростые люди.



— Я к ним в камеру захожу: «Есть каменщики?» Они отвечают, что все они каменщики. Та же история с паркетчиками. Привожу на место — никто ничего не умеет. Начали строить гараж. Один день делаем кладку, назавтра ломаем. Вот так я их учил… В общем, разными строителями пришлось командовать.



Большую часть объектов Нестеров построил именно в Минске. Довелось возводить и нынешнее здание КГБ, открытое еще 20 декабря 1947 года, и даже дом, в котором Валентин Александрович сейчас живет. Стадион «Динамо» тоже возведен не без участия Нестерова. Причем все работы по строительству контролировал лично министр государственной безопасности БССР Лаврентий Цанава, знавший толк в этом деле. И схалтурить было невозможно. Тем более что строили на своей родной земле, за которую проливали кровь.

Автор:
Василий МАЛАШЕНКОВ
Газета: "Вечерний Минск"
1 cентября 2009
Вы можете найти эту страницу по следующему адресу: http://kgb.by/ru/70letpobedy-ru/view/on-stroil-minsk-75