Комитет государственной безопасности Республики Беларусь
Комитет государственной безопасности Республики Беларусь

От Сталинграда до Победы

13 апреля 2015
Про таких, как ветеран Великой Отечественной войны Василий Акимович Климовских, говорят «родился в рубашке». Только у него таких «рубашек», наверное, было несколько. В начале января нынешнего года Василий Акимович отметил 90‑летие, но, как говорит сам фронтовик, у него есть и второй, и третий день рождения. Пройдя всю Великую Отечественную войну, он не единожды оказывался на грани жизни и смерти. И первое испытание обрушилось на него в Сталинграде…

Живые мишени на снегу


Выпускной вечер новоиспеченных педагогов отшумел на берегу Камы в городе Сарапул. На рассвете 22 июня 1941 года Василий Климовских с товарищами возвращался в город. И почти сразу же узнали страшную весть: «Война!».

Ребята договорились: в 10.00 собираемся и идем в военкомат. Никто не раздумывал ни секунды: все рвались на фронт.

В военкомате, взглянув на семнадцатилетнего Василия, сказали: «Подрасти немного». И отправили в Ижевск, где молодой учитель должен был учить грамоте удмуртскую ребятню.

Спустя два месяца он снова пришел в военкомат — до совершеннолетия оставалось несколько месяцев. На этот раз настойчивого парня направили в Гурьевское военное пехотное училище в Казахстан. Через 10 месяцев ему присвоили звание лейтенант и отправили на фронт.

Их эшелон доехал до Саратова и круто повернул на юг — прямо к Сталинграду. Остановились на станции Ленинск. Внезапно налетели вражеские самолеты. Молодые лейтенанты в черных телогрейках, выданных накануне отъезда, на белом снегу стали отличной мишенью для фашистов. Уцелеть удалось далеко не всем…

Утром оставшиеся в живых получили приказ: по два человека на расстоянии 200–300 метров идти на переправу к Волге. А там — на передовую, под Сталинград. Весь путь к реке немецкие самолеты не давали покоя: на бреющем полете раз за разом проносились над головами. Некоторые не выдерживали — падали в обморок. Но молодые люди не сдавались. Они рвались на фронт отомстить врагу.

— Мы понимали: немцы дошли до Волги. А что дальше? — и сегодня, углубившись в воспоминания, задается вопросом Василий Акимович. — У нас был единый порыв — выгнать врага с нашей территории. Мы все сразу повзрослели на несколько лет.

Чужие становились близкими

А моральные силы были нужны как никогда. После переправы Василий оказался в 51‑й армии Сталинградского фронта. И сразу получил назначение — командовать взводом. Так в подчинении у молодого лейтенанта оказались сорокалетние мужи. Парторг, видя возрастной диссонанс, подошел к молодому человеку с советом: «Ты еще очень молод и горяч. Жизни не знаешь, а мы уже войну видели. Слушай нас, а то и себя, и других погубишь».

Этому совету Василий Климовских внял беспрекословно. Уже позже с этим товарищем они дошли до Латвии. И там простились навсегда:

— Помню, он на телеге раненый лежит, ждет отправки в госпиталь. Обнял меня и говорит: «Вася, будешь жив — приезжай ко мне в Донбасс», — Василий Акимович не сдерживает слез. Но справившись с нахлынувшей печалью, добавляет:

— Тяжело было это видеть. На войне чужие люди быстро становились близкими. После я писал в Донбасс. Ответ пришел от дочери товарища: отец умер вскоре после возвращения домой.

Ошибались адресом

А тем временем немец шел к Сталинграду. Задача советских войск заключалась в том, чтобы не допустить прорыва фрицев с Кавказа. В ноябре 1942‑го началась знаковая операция «Уран», когда советским войскам удалось окружить 6‑ю армию Паулюса. Красная Армия перешла в наступление. День стал ночью. Отовсюду слышались взрывы, громыхали орудия, рвались снаряды.

— После небольшого затишья мы пошли в атаку, — возвращается к тем событиям Василий Акимович.

Потери с обеих сторон были велики. Усугубляла дело погода — мороз до  минус 40 градусов. В подобных условиях наши войска были вынуждены безостановочно наступать…

Василий Акимович вспоминает, как тогда из тыла советские войска получали теплую одежду, а иногда и фронтовые сто грамм. Хотя не всегда удавалось доставить «харчи» вовремя и, помимо холода, приходилось терпеть еще и голод. Но бывало и неожиданное «подкрепление»: к советским бойцам случайно попадал вражеский шоколад и боеприпасы. Немцы с самолетов сбрасывали их в качестве поддержки для своих. Но ошибались, и «гуманитарная помощь» оказывалась у советского адресата…

Гитлер капут!

После контрнаступления советских войск удалось сомкнуть кольцо окружения вокруг сталинградской группировки. 51‑я армия должна была любыми путями не допустить соединения 6‑й армии Паулюса с немецкими частями, идущими на помощь с Кавказа… И красноармейцы держали оборону насмерть! Говорят, именно под Сталинградом впервые прозвучало выражение, ставшее позже афоризмом: «Гитлер капут!».

В одном из боев досталось и Василию Климовских. Немецкая граната упала аккурат возле него. Но боец не растерялся — отшвырнул ее обратно. Она рванула в воздухе, оставив в руке Василия Акимовича свои осколки…

Лицом к лицу со смертью


Новая опасность подстерегла Климовских в апреле 1943‑го, когда у городка Штеровка наступление полка захлебнулось. Взводу, которым командовал офицер, ничего не оставалось, как залечь и окапываться.

Неожиданно в двух метрах от молодого человека упал артиллерийский снаряд… Но по счастливой случайности не разорвался. Судьба снова подарила ему жизнь. Но затем решила испытать еще разок.

Через несколько месяцев, уже на подступах к Перекопскому перешейку разгорелись тяжелые позиционные бои. Климовских следил в бинокль за перемещением вражеских войск. А в это мгновение снайпер уже наводил прицел.

— Кто-то отвлек меня вопросом, и я немного наклонился вправо. И тут руку пронзила резкая боль. Я не сразу понял, что произошло. Выстрел был направлен в сердце, но пуля попала в руку и по касательной прошла в живот. А так не быть мне в живых, — с легкой улыбкой говорит сегодня об этом ветеран.

После сложной операции через два месяца он снова встал на борьбу с врагом.

География победы

Дороги победы были нелегки. В 19 лет Василий Климовских командовал ротой. Помнит, как в невыносимый холод переходили вброд Сиваш. Взяли Симферополь, а затем двинулись на Севастополь. Не без гордости фронтовик вспоминает:

— Немцы Сапун-гору осаждали 250 дней. Наша дивизия взяла эту высоту за пять.

На смену морским просторам Крыма пришла синеокая Беларусь. Сначала был город Городок Витебской области, а затем станция Глубокое. Местные жители встречали освободителей с радостью. Старались подкормить солдатиков: несли в основном картошку. Хлеба-то не было.

— Помню, как впервые увидел Нарочь, Браславские озера. Красота неописуемая. Воздух кристальный! И всюду леса, леса… Наверное, тогда я и влюбился в Беларусь, — признается Василий Акимович.

А дальше двинулись в Латвию. Освободили Шяуляй и Паневежис. Подошли к Елгаве. Это была вторая половина 1944 года.

Как-то молодому командиру был дан приказ с группой автоматчиков подойти к траншеям противника и с этих позиций корректировать огонь артиллерии. Практически дойдя до цели, остановились, залегли и стали передавать координаты.



И тут залп орудий накрыл группу Климовских. Василий Акимович вспоминает, что его плащ-палатка, которой был укрыт окоп, после этого вся была усеяна мелкими дырочками и походила на решето. Позже молодой офицер узнает: в полку ошиблись, ввели неправильные данные.

Но то была не беда. Сильно поврежденной оказалась сигнальная ракетница. Что делать? Климовских, не удержавшись, в отчаянии выстрелил в нее из пистолета. Ракетница не просто сработала, а выстрелила в нужном направлении. Артиллеристы тут же перенесли огонь.

В самом конце войны возле городка Приекуле в Латвии Климовских попал под немецкий минометный обстрел. Память о том событии до сих пор живет осколками в обеих его ногах.

Под мирным небом

Май 1945‑го принес долгожданную Победу. Офицер Климовских хорошо помнит тот день. Ему позвонил командир и почти прокричал в трубку: «Победа!». Правда, справившись с эмоциями, попросил не стрелять. Но радость, которая молниеносно распространялась по войскам, было не сдержать.

— Наши уже стреляли вовсю! Немцы даже подумали, что мы снова наступаем. Незнакомые люди на улицах обнимали друг друга, поздравляли. И слез никто не скрывал: плакали от радости, а еще о тех, кто с войны не вернулся.

Война окончилась, и началась иная глава — уже мирной жизни Василия Климовских. Он окончил Ташкентскую школу МГБ по подготовке оперативного состава. Служил оперуполномоченным. Затем получил образование в Ташкентском юридическом институте и стал преподавать в школе МГБ.

Позже был направлен в пограничные войска. Откуда и уволился в запас в 1969 году. Василию Акимовичу предлагали отправиться на заслуженный отдых в несколько городов, но он выбрал Минск.

…Воспоминания, как и фронтовые раны, не дают ветерану Василию Акимовичу Климовских покоя и сегодня.

— Да и не забывается такое, — признался ветеран, раскладывая перед нами свои полученные за боевые заслуги ордена Отечественной войны I и II степени, орден Красной Звезды и более двух десятков медалей…

P. S. Когда материал готовился к печати, нам стало известно о том, что члену Белорусской общественной организации ветеранов КГБ «Честь» полковнику в отставке Василию Климовских объявлена Благодарность Президента Республики Беларусь за активное участие в деятельности ветеранской организации и идейно-патриотическом воспитании молодежи.

Автор: Анна КАРПУК
Фото: из архива пресс-службы КГБ и личного архива Василия Климовских
Газета: «Белорусская военная газета. Во славу Родины» № 19
1 февраля 2014
Вы можете найти эту страницу по следующему адресу: http://kgb.by/ru/70letpobedy-ru/view/ot-stalingrada-do-pobedy-71