Комитет государственной безопасности Республики Беларусь
Комитет государственной безопасности Республики Беларусь

С мечтой о небе

30 апреля 2015
...Первые месяцы Великой Отечественной войны.

Красная армия несёт тяжёлые потери, отступление по всем фронтам. Именно в те дни началось формирование Отдельной мотострелковой бригады особого назначения НКВД СССР, в состав которой вошли чекисты и добровольцы-спортсмены
.

В феврале 1942 года начальника штаба 1-го батальона ОМСБОНа капитана госбезопасности Анатолия Шестакова вызвал в свой кабинет начальник 4-го управления НКВД генерал госбезопасности Павел Судоплатов. Поступил приказ: в кратчайшие сроки сформировать боевой отряд, готовый действовать в тылу врага. Через десять дней 49 человек, хорошо экипированных и вооруженных, среди которых были члены спортивного общества «Динамо», заслуженные мастера спорта СССР, под руководством капитана госбезопасности подошли к линии фронта. В назначенное время советские артиллеристы накрыли фашистов огнем, что дало отряду, названному «Славный», возможность прорваться в Людиновский район Брянской области. Вскоре бойцы перешли в соседний, Дятьковский, район и остановились на ночлег в здании школы в поселке Ивот. К Шестакову обратилась работница поселкового совета мать комсомольца Алексея Пимонова Анна Дмитриевна. Женщина, прекрасно понимавшая, что война не пощадит ни молодых, ни старых, попросила взять в отряд ее сына: «Всё равно он попадет в армию. А вы командир хороший, пусть Алёша под вашим руководством будет!» И офицер согласился.

.. .Сегодня, погружаясь в воспоминания о первых военных днях, ветеран Великой Отечественной войны полковник в отставке А. Пимонов задумчиво рассказывает:

-    Тогда модно было играть в войну: одни нападали с палками, другие защищались. Родители, помню, говорили: что-то назревает. Но ни я, ни мои друзья этого не ощущали. Мы гоняли мяч на лугу, когда к нам прибежали товарищи с криком: «Война началась!» Все тут же бросились по домам.

В поселке Ивот и в районе организовали самооборону. Подросток в меру своих сил помогал взрослым, наравне с ними тушил пожары, устранял последствия взрывов от сброшенных с немецких самолетов бомб.

Время шло, и вот наступил февраль 1942 года. Алексею не исполнилось и 16 лет, когда вместе с бойцами «Славного» и четырьмя земляками он ушел за родной порог. Утром состоялся митинг, на котором выступила мать комсомольца. А в середине дня отряд оставил позади последний дом поселка и углубился в лес. Едва ли подросток думал о том, что видел мать в последний раз.

-    Одна предательница раскрыла немцам, что моя мать работала в поселковом совете, а сын ушел в партизаны. И маму перед жителями всего поселка повесили. Потом ребята мне всё рассказали, но я ту предательницу трогать не стал. Господь мне помог, - говорит полковник в отставке. - Когда уходил с отрядом, узнал, что фашисты убили моего двоюродного брата. Позже в немецкую засаду угодил и дядя. Всё это только разжигало во мне ненависть к врагу.

Так начался долгий путь «Славного» по вражеским тылам.

-    Первый бой? Это было, когда мы покинули Дятьковский район, - вспоминает ветеран. - подкрались и сняли часовых - очень быстро и без шума. А затем бойцы вошли в гарнизон, застав врага врасплох.

Отряд прошел всю Брянщину, пуская под откос эшелоны с живой силой и техникой противника, уничтожая фашистские автоколонны и нападая на гарнизоны. В конце мая 1942 года бойцы развернули лагерь в Клетнянских лесах, продолжая диверсиями наносить немцам смертельные удары. К зиме «Славный» объединился с другими спецотрядами и спецгруппами Отдельной мотострелковой бригады особого назначения НКВД, а также с партизанскими отрядами и соединениями. В результате лагерь разросся до десяти тысяч человек. И тогда немецкое командование приняло решение уничтожить группировку народных мстителей. Чтобы читатель мог предста¬вить себе серьезность намерений фашистов, достаточно сказать, что в операции под кодовым названием «Репей-2» принимали участие снятые с фронта три пехотных и одна танковая дивизии, бомбардировочная авиация, артиллерийские минометные части и карательные подразделения. Вражеский кулак усилила прибывшая из Гомеля 221-я охранная дивизия.

По рассказам Алексея Пимонова, та зима была особенно холодной. Морозы достигали 25 градусов, а бойцы вынуждены были спать на снегу, тесно прижавшись друг к другу. Обогреться у костра значило обречь себя на гибель: дым могли заметить немцы. Спасались тем, что совершали многокилометровые марш-броски. До сих пор Алексей Иванович задается вопросом: как удалось выжить в тех нечеловеческих условиях?

Там же, в Клетнянских лесах, парня контузило.

-    Рядом разорвалась бомба, двоих моих товарищей ранило, а меня только песком присыпало. Ребята меня обнаружили по торчащим из земли рукам и тут же вытащили: «Ну-ка, быстро вставай!» - смеется ветеран. - В боях я, честно говоря, пару раз пытался выскочить под пули. Шестаков меня хватал за шиворот, одергивал: «Лёш! Назад! Я тебе дам!» Может, жалел меня, подростка, а может, мать попросила присмотреть за сыном.

Как ни силились фашисты взять партизан в кольцо и всех Немцам пришлось отказаться от преследования народных мстителей.

-    Люди, которые утверждают, будто ничего тогда не боялись, занимаются пустой болтовней, - уверен ветеран. - Каким бы убежденным атеистом ты ни был, когда засвистят кругом пули, всё равно прижмешь голову к земле и взмолишься: «Господи, помоги!» Я хорошо помню самый страшный момент в своей жизни. Это случилось не в бою. Дружеский отряд стоял от нас километрах в пяти, на другой стороне леса. Готовилось нападение на вражеский гарнизон, и командир дал нам документ, в котором оговаривались совместные действия в ходе операции. Я и мой друг, Эрик Фомин, вооружившись автоматами и гранатами, отправились к соседям. Подъезжаем к шоссе и вдруг замечаем колонну немцев! Хорошо, что быстро среагировали. Только лошадь повернули, а по нам уже стреляют. Эрик в одну сторону, я в другую. В общем, задание мы провалили. Когда вернулись и рассказали обо всём Шестакову, он ругать не стал: «Не волнуйтесь, всё нормально». А страшно было оттого, что едва не попали немцам в руки.

В 1943 году отряд действовал уже на территории Беларуси. Под деревней Белое Болото случилась трагедия: «Славный» наткнулся на фашистскую авиадесантную роту, которая следовала к месту проведения карательной операции «Июньский жук». Завязался бой, противник был уничтожен, но и чемпион СССР по академической гребле Александр Долгушин.

Ситуация резко ухудшилась, когда разведка «Славного» доложила о немцах, стремительно сжимающих вокруг бойцов кольцо. Сотне противостояли две тысячи карателей! Шестаков принял решение прорываться. Поступили хитро: переоделись в синие комбинезоны десантников, а когда враг разобрался что к чему, было уже поздно.

Через год в деревне Бакшты, что на Гродненщине, погиб Анатолий Шестаков. Его место во главе отряда занял Конрад Мадэй.

-    Мадэй был очень спокойным, хорошим человеком, заслуженным мастером спорта. У меня сохранился листок из тетради, на котором он написал, за что Алексея Пимонова следует представить к награде. Самого Мадэя трижды представляли к званию Героя Советского Союза, но из этого так ничего и не вышло, - сокрушается собеседник.

После успешного завершения операции «Минский котел» отряд участвовал в поимке фашистов, скрывавшихся в Беловежской Пуще.

-    В ходе поисков нам сдались два немецких генерала, - вспоминает Алексей Иванович. - Некоторые гитлеровцы оказывали сопротивление - тех расстреливали на месте. Война есть война: или тебя убьют, или ты. В итоге более трех сотен человек мы пешком доставили в Минск.

В июле в белорусской столице прошел партизанский парад, в котором приняли участие и бойцы «Славного». А затем отряд расформировали. Так закончилась славная история боевого подразделения, на счету которого десятки взятых гарнизонов, взорванных мостов и пущенных под откос гитлеровских эшелонов, тысячи уничтоженных захватчиков.

Алексей Пимонов с двумя друзьями попал в училище НКГБ в Могилеве.

-    На окраине города был аэродром. И вот сидим мы с Эри¬ком Фоминым на занятиях, а за окном самолеты летают. Он и подбил меня пойти в летчики, - улыбается ветеран.

Убедить начальника училища отпустить курсантов удалось лишь со второй попытки. Но, как оказалось, он направил ребят не учиться: они прибыли в 367-й запасной стрелковый полк, расквартированный в Полоцке, а на следующее утро прозвучал приказ: «Эшелоном на Кёнигсберг». Так бывшие бойцы отряда «Славный» успели послужить в Красной армии.

И всё-таки мечта Алексея Ивановича о небе исполнилась. Он попал в 50-ю воздушную армию, где стал адъютантом начальника штаба, прошел курсы штурманов в Смоленске, затем окончил Воронежское военное авиационно¬техническое училище.

-    Впоследствии я прослужил восемь лет на аэродроме Зябровка. Мне довелось полетать на Ли-2, это был самый лучший самолет, - убежден полковник в отставке. - Первые впечатления от полета? Скажу так: сложностей в управлении никаких нет. Но голова должна работать. Потому что перед тобой множество приборов, надо постоянно за всем следить. И если мне сегодня скажут: «Вылет через 30 минут» - сяду за штурвал. Легко!

Автор: Дмитрий ГОРСКИЙ
Фото: из личного архива А.И. ПИМОНОВА
Газета: «На страже»
21 марта 2014
Вы можете найти эту страницу по следующему адресу: http://kgb.by/ru/70letpobedy-ru/view/s-mechtoj-o-nebe-82