Комитет государственной безопасности Республики Беларусь
Комитет государственной безопасности Республики Беларусь

Три парада Победы полковника Жукова

13 апреля 2015
Когда в 1941 году Витебск начали бомбить фашисты, 15-летний Николай Жуков подался вместе с отступающими войсками в Смоленск. Потом с компанией таких же пацанов на крышах товарных вагонов добрался до Самары. Там, не имея на руках никаких документов, вчерашний восьмиклассник и пришел в военкомат проситься на фронт. Добавив себе пару лет, заявил, что ему вот-вот исполнится 18. Благо был парнем энергичным и физически крепким. Направили учиться в Самарское военное десантное училище.

После трех месяцев обучения перебросили на место новой дислокации, сформировали боевое подразделение, разбавив молодежь моряками-черноморцами, которые, отступая, были вынуждены затопить свои корабли. Часть перебросили в Новгородскую область, в город Старая Русса. С ходу она включилась в бой, задача была поставлена непростая: выбить фашистов, укрепившихся в районе деревни Сорокино.

Мороз стоял под 35 градусов, вспоминает ветеран. Без предварительной артиллерийской подготовки отбить село у фашистов не получилось. С большими потерями пришлось отходить…

Когда в помощь атакующим войскам подошли танки, солдат посадили на броню и штурм вновь повторился. Бой был жарким, несмотря на мороз. Комсомолец Жуков в этом бою подбил три немецких танка. Хотя в боевом расчете должно было быть два человека, Николай таскал и ловко управлялся с тяжеленным противотанковым ружьем один. За первый же бой был награжден медалью «За отвагу».

В училище научили многому. Когда в одном из боев наш пулеметный расчет был уничтожен, а фашисты наступали, Николай залег за пулемет и уничтожал врага нещадно практически в упор.

Его забросали гранатами. Одна разорвалась совсем рядом. Осколками посекло плечи, шею, руку. Тем не менее раненый комсомолец вытащил из нашего подбитого танка обгоревшего солдата и вывел его с поля боя.

Попал в госпиталь и сам Жуков. Из многочисленных ран врачи вытащили десять осколков. А три осколка так и остались в теле на всю жизнь. И сегодня эти железки смущают врачей-рентгенологов, и, случается, они напоминают о себе ветерану при резком или неловком движении, ноют к перемене погоды.

Из госпиталя в городе Вышний Волочек Жукова направили под Москву, в Раменское, в 100-ю воздушно-десантную бригаду, резерв Главнокомандующего. Обучали десантированию с парашютом, прие­мам рукопашного боя, владению различными видами оружия. Прыгали с самолетов и аэростатов. Затем уже хорошо подготовленных солдат перебросили на Карело-Финский фронт. Воевал там Николай Жуков вплоть до капитуляции Финляндии.

…Вокруг — лес и болота. Дороги, как правило, разбиты, перекрыты завалами, а то и вовсе находились под прицелом «кукушек». Техника и кухня отставали. Командиров вражеские снайперы отстреливали в первую очередь. Случалось, убивали еще до начала боя. Старшина Жуков командовал взводом разведчиков.

Однажды, когда наши с боями уже взяли Петрозаводск, взводу поступил приказ: пройти по тылам противника, произвести разведку сил и укреплений врага, взорвать, где возможно, мосты и взять языка. Измучились разведчики, выявляя огневые точки и укрепленные сооружения финнов. С рассветом вышли на ничейную сопку в болоте. Командир принял решение дать людям передохнуть. Расположившись на высотке по кругу, заняв на всякий случай круговую оборону, бойцы моментально уснули. Спустя некоторое время Жуков с ординарцем решили проверить и сменить охранение и, лишь немного пройдя вперед, услышали обрывки разговора немцев. Затаившись, разведчики вскоре увидели колонну двигавшихся прямо на них фашистов. С полувзгляда поняли друг друга — приготовили автоматы, достали по паре гранат и, подпустив фрицев поближе, ударили вместе. Первые мгновения боя стали решающими. Враг, потеряв человек 20, под плотным огнем отступил. В плен к разведчикам попали немецкий капрал и один солдат.

Возвращаясь к своим и не дойдя немного до передовой, услышали звуки боя. Немцы и финны атаковали штаб. Зайдя с тыла, разведчики, развернувшись цепью, разом ударили по врагу. Оказавшись под перекрестным огнем, фашисты были вынуждены отступить. В этом бою серьезно ранило командира дивизии, погиб комбат — Герой Советского Союза и много других офицеров. Однако простреленное знамя и свою позицию нашим удалось отстоять…

Командира разведчиков за этот бой и удачный рейд в тыл врага наградили орденом Красной Звезды. За форсирование реки Свирь поощрен благодарностью Главнокомандующего И. Сталина. Вторую благодарность Главкома и медаль получил за взятие Вены. Николай из когорты тех солдат, кто действительно «прошагал полмира», освобождая народы Европы от коричневой чумы.

После капитуляции финнов часть перебросили в Венгрию. Воевал в составе 3-го Украинского фронта под командованием маршала Толбухина. Участвовал в боях в районе Балатона. Там была сосредоточена огромная группировка немецких войск, укрепленная новейшими танками — «тиграми» и «пантерами». Немцы надеялись в этих местах задержаться…

Старшина Жуков и здесь отличился. Вместе с товарищами не­однократно ходил в атаки. Лично подбил два танка противника.

За несколько дней непрерывных и тяжелых боев берег озера Балатон был в буквальном смысле устлан человеческими трупами, а вода стала красной от крови. Эту картину и сегодня хорошо помнит ветеран. Что помогло выжить? Возможно, отсутствие страха и спасало порою в безвыходной, казалось, ситуации, рассуждает Николай Абрамович.

После Балатона десантников перебросили в Австрию. С боями дошли до Вены. От начальника штаба дивизии командир роты разведчиков Жуков получил приказ пробраться в австрийскую столицу, выявить подготовленные огневые позиции врага и с языком вернуться к своим. Командир роты разведчиков взял пять лучших бойцов из своего подразделения и отправился в Вену. Двое суток разведчики вели скрытое наблюдение на вражеской территории, отмечали наиболее опасные и укрепленные огневые точки. Особо серьезные оборонительные рубежи враг создал вдоль Дунайского канала, хотя были они и в других местах австрийской столицы.

Находясь в укрытии, разведчики заметили немцев. Двое фрицев, очевидно считая себя в безопасности, возвращались в город. Их-то и взяли в плен.

За выполнение этого приказа командования Жукова приняли в партию. Командиру роты дал рекомендацию сам комдив. Он отметил: «Жуков воюет хорошо, будет представлен к ордену Ленина».

После тщательного допроса языков за короткое время и с небольшими потерями взяли город Вену, с минимальными разрушениями для этого прекрасного культурного европейского центра.

После Австрии боевой путь Николая Жукова лежал в Чехословакию. Опять разведчики шли впереди, выявляя огневые точки и рубежи обороны противника. Ворвавшись в один из небольших городков, разведчики первыми встретились с американцами, въехавшими в город с противоположной стороны на знаменитых «виллисах». С офицером союзников Николай обменялся часами.

Чехи тепло встречали советских воинов. Уже после окончания войны в 100-ю дивизию приехали высокопоставленные представители штаба армии и предложили командиру разведроты Жукову «поехать с ними». Он уехал из части в полном неведении: куда, зачем, за что?..

По прибытии в штаб армии его одели в новенькое обмундирование и отправили в штаб фронта. Там опять переодели во все с иголочки. Вместе с командиром дивизии генерал-лейтенантом Хасаном Харазия, чрезвычайно храбрым грузином, включили в сводный полк для участия в Параде Победы на Красной площади в Москве. Об этом объявил лично командующий фронтом Толбухин. Тогда Николай Жуков впервые и понял, что войне конец, почувствовал радость Победы.

Разместились под Москвой, в городе Балашихе, в военном училище. Недели две будущих участников парада откармливали, отмывали и тренировали. 24 июня привезли в Москву. Ногу тянули под углом 90 градусов. Зрелище было завораживающим и потрясающим! Молодые и красивые, самые мужественные и достойные шагали дружными шеренгами. В третьей шеренге, ближе к правому флангу, в составе сводной колонны представителей 3-го Украинского фронта шагал и старшина Николай Жуков. Бравый десантник, совершивший более 100 прыжков с парашютом, в том числе неоднократно и за линию фронта.

…После Парада Победы он вернулся в свою часть, расположенную в Венгрии, и служил там еще около трех лет. В освобожденном Витебске сначала нашлась только мать. Потом с войны вернулся и брат-инвалид. А Николай, будучи трижды раненным, не жаловался на здоровье и решил навсегда связать свою судьбу со службой Родине. Служил в Украине, в Киеве и Белой Церкви, затем в Беларуси — в Витебске и Минске, отдав военному делу 35 лет жизни, и в звании полковника вышел в отставку.

Не меньше, чем боевыми орденами и медалями, гордится Николай Абрамович и наградами, полученными в мирное время. И в послевоенные годы он следил за вражескими парашютистами и диверсантами, которых сбрасывали на территорию СССР с враждебными целями. В числе немногих награжден знаком «Почетный сотрудник госбезопасности». Из рук Юрия Андропова получил ценный подарок — кинокамеру. От директора ФСБ Николая Патрушева — именные часы. Имеет и много других наград и поощрений.

После выхода в отставку 18 лет отдал народному хозяйству. И сегодня он крепок и бодр. Собирается в Москву на Красную площадь на третий в своей жизни, особо торжественный и праздничный парад в честь Великой Победы. Был там в 1945-м, 2000-м, будет и в нынешнем году.

Председатель республиканской ветеранской организации КГБ «Честь» Алексей Васильев от имени всех сослуживцев высказал просьбу-напутствие: «Передайте всем участникам Парада Победы, что мы преклоняемся перед всеми ветеранами, отстоявшими честь и достоинство нашей страны, государств СНГ и Европы в борьбе с фашизмом. Вы защитили Победу и в борьбе с бандитизмом в тяжелые послевоенные годы, и в мирное время, жертвуя собой и своими жизнями во благо своего народа и Отечества. За это огромная вам благодарность».

Газета: «Рэспублiка»
7 мая 2010
Вы можете найти эту страницу по следующему адресу: http://kgb.by/ru/70letpobedy-ru/view/tri-parada-pobedy-polkovnika-zhukova-70