Телефон доверия
Если вы обладаете информацией о совершенных или готовящихся преступлениях, позвоните по телефону:
8 (017) 219-92-99
Главная 100-летие КГБ Республики Беларусь

100-летие КГБ Республики Беларусь

Девушка из СМЕРШ

24.04.2015
Раиса Уваровская, ветеран Великой Отечественной войны и органов государственной безопасности, говорит, что ее жизнь — это целая история. Сложно не согласиться, ведь Раисе Александровне исполнилось 90 лет. Впрочем, несмотря на столь почтенный возраст, при разговоре с ней замечаешь: в ее глазах все так же горит юношеская искорка, и счетчик годов будто откручивается назад, в те далекие времена, когда она носила голубое платье фасона «солнце-клеш», с легкостью кружилась в танце, с удовольствием шла на такую любимую, хоть и с грифом секретности, службу и, конечно, участвовала в приближении Победы, освобождении Беларуси и строительстве новой жизни.

Шел 1941 год. В семье Раисы Александровны кроме нее самой было еще четверо детей. Отец–кормилец погиб на фронте. Устроиться на работу юной Раисе помог сосед–милиционер. Правда, пришлось семнадцатилетней девушке сразу повзрослеть на один год. С новеньким паспортом уже совершеннолетняя Раиса Александровна получила должность технического секретаря в райкоме комсомола города Павлова Горьковской области. Раиса отбирала активную и инициативную молодежь, как узнала позже, для службы в органах государственной безопасности. Собственно, за успехи в этом деле Раиса Александровна и сама попала на службу в НКВД. Работала в подразделении по цензуре военной корреспонденции, переводчиком. Прослужила почти год, когда ее вместе с группой из 25 человек отправили в командировку в освобожденные районы Белоруссии. Поначалу группу направили на стажировку в Горький, в Москву, а после — в Кричев.

По дороге поезд, на котором ехала группа Уваровской, попал под бомбежку. В районе Брянска налетели немецкие самолеты... «Так страшно, как тогда, — рассказывает Раиса Александровна, — никогда не было. Мы, зеленые девчушки, рыдаем от страха. Спасаться некуда, бежать некуда. В вагонах солома постелена была, так вот, некоторые девчонки голову сунули в ту солому и плакали там».

Кричев встретил руинами. Города не было. Все разрушено, груда камней, дорог нет и жилья нет. Командир выдал лопаты и приказал копать себе в оврагах землянки. Потолки солдаты помогали делать, с пожарищ притащили кровати и печку–буржуйку. Так и жили. Местным жителям помогали чем могли — разбирали завалы, убирали обломки зданий, расчищали улицы. Во всем городе уцелело лишь несколько строений, в том числе церквушка, которая использовалась для судебных заседаний. Как–то раз проходил там открытый процесс по делу полицая из местных жителей. Народу собралось много. В оцеплении были вся местная милиция и офицеры НКВД. «Не знали, что делать, — рассказывает Раиса Александровна, — то ли полицая этого охранять, то ли народ отодвигать. Такая ненависть у людей была — разорвать его хотели...» Да и сама Раиса Александровна говорит, что на всю жизнь запомнила этого человека: «Высокий, крепкий мужик, блондин, лет 27 ему было. Он расстреливал мирных жителей, на его совести свыше 30 смертей. Из них 7 детей, которых он брал из детской колыбели штыком...» Процесс шел три дня, приговорили его повесить. Да только народ все равно негодовал, считая этот приговор слишком легкой смертью для такого предателя.

А после был Гомель. Группу переводчиц поселили в здании, где во время оккупации располагалась немецкая военная комендатура. В Гомеле она впервые увидела пленных немецких солдат: «У меня никакой к ним жалости не было, только чувство презрения и ненависти. Молодые, здоровые, симпатичные. Я думаю: против кого ты встал? Ты пошел воевать и убивать этих безвинных и беззащитных детей, женщин, стариков...»

После Гомеля Раиса Александровна попала в Могилев. Город освободили утром, а в полдень девушки из группы Уваровской уже получили распоряжение командования принять участие в уборке трупов немецких солдат. Их было так много, что носилок на всех не хватало, и девушки, позабыв про страх, таскали их на собственных плечах. Там же, в Могилеве, Раису Александровну перевели в контрразведку СМЕРШ, где присвоили звание лейтенанта, и она продолжила службу уже в должности оперуполномоченного.

На территории освобожденной Белоруссии осталось много немецких пособников и агентов, которые организовывались в банды. Развернулась борьба с бандитизмом. Про одну из таких операций и рассказала Раиса Александровна. Оперативникам стало известно, что главарь банды ночью придет к своей любовнице, чей дом был на краю деревни. Организовали засаду. Лейтенанта Уваровскую включили в состав опергруппы для обыска задержанной. Стрелять было нельзя, чтобы не обнаружить себя. Но чекистов в засаде как–то засекли, и бандиты начали отбиваться — стали кидать в них из темноты... поленьями. Не стреляли, чтобы не выдать свое расположение и попытаться незаметно скрыться. Раисе Александровне тогда здорово попало поленом. «Хорошо, что не пуля», — смеется она сейчас. А тогда было не до смеха. Бандита все же задержали, и его людей тоже.

Таких эпизодов в работе лейтенанта Уваровской было много, а борьба с бандами, состоявшими из бывший полицаев и старост, в освобожденной Белоруссии надолго стала ключевой в работе  государственной безопасности: «В темное время суток нам запрещено было ходить по тротуарам, ходили по проезжей части. Немецкие пособники часто прятались в подвалах домов, бросали из окошек подвалов веревки с петлей, и кто встал туда — того в подвал и убивали. Или стреляли из–за угла. Несколько наших сотрудников так погибло».

Вскоре Раису Александровну перевели в освобожденный Минск. Город был полуразрушен. И вновь девушки–чекистки после работы практически каждый вечер и все выходные своими руками разбирали развалины. На носилках выносили камни и щебень, сгребали мусор, наводили лоск в отстроенных заново зданиях. «Помню, как–то мальчишка лет 7 — 8, хилый такой, измученный голодом, два кирпичика взял и говорит нам: «Тети, я тоже хочу убирать Минск». И видите, теперь какой красавец наш город».

Помнит Раиса Александровна и знаменитый партизанский парад, что прошел в Минске 16 июля 1944 года. Освобожденный город только–только глотнул воздух свободы, повсюду руины, есть нечего, жить негде, да и одеться не во что. Девушек из управления НКГБ отправили стоять в оцеплении. «Праздник был самый настоящий, — вспоминает Раиса Александровна, — а нам даже и не принарядиться. Не было ничего. Но вот где–то накануне этого парада получили мы гуманитарную помощь от американцев. Кроме консервов разных была еще и одежда. И мне досталось голубое платье фасона «солнце–клеш». И было оно восхитительное, а после нескольких лет ношения одной только военной формы особенно. Так хотелось быть красивой».

Голубое платье надолго осталось бы ее главным нарядом, если бы не один случай. Очередную годовщину Победы Раиса Александровна праздновала вместе со своими коллегами в парке им. Горького. Был выходной день. Сначала танцевали, а после расселись прямо на траве, шутили, радовались весне, первым одуванчикам, солнцу... Ребята взрывали хлопушки и запускали салюты. Один из фейерверков угодил прямо на подол любимого голубого платья, и оно вспыхнуло. Восстановить обгоревшую ткань, к сожалению, не удалось, и от первого послевоенного наряда остались лишь приятные воспоминания...

Этим и многими другими своими воспоминаниями без грифа «секретно» Раиса Александровна когда с горечью, когда с радостью, но главное, с большим желанием делится с молодыми сотрудникам органов госбезопасности. Рассказать эти бесценные для истории воспоминания, кроме как своим юным коллегам, Раисе Александровне, увы, больше некому. Детей бог ей не дал — на здоровье сказалось суровое военное прошлое, и молодые сотрудники стали будто родными детьми, которых ветеран направляет и в профессии, и в жизни. Тем более что эти понятия для Раисы Александровны Уваровской стали неразрывным целым. Однако, несмотря на то что на пенсию капитан запаса Уваровская ушла в 1987 году, служба для нее будто никогда не кончалась. Она все так же следит за каждым своим словом. «Болтун — находка для шпиона», — шутит Раиса Александровна в ответ на некоторые мои вопросы о службе в органах.

Автор: Ирина РАДУЦКАЯ
Газета: «Советская Белоруссия»
3 февраля 2015
Вверх