Комитет государственной безопасности Республики Беларусь
Комитет государственной безопасности Республики Беларусь

Она приближала 3 июля

22 апреля 2015
Ясные, лучистые глаза, открытая улыбка... У ветерана Великой Отечественной войны Марии Иосифовны Петуховой совсем не хочется спрашивать о возрасте, но собеседница, будто уловив мое секундное замешательство, говорит просто: «Мне 86 лет». И точно так же легко и непринужденно начинается наша беседа...

Поселок Лебяжий под Минском. В казарме № 10 на 507-м километре у самой железной дороги — дом семьи Колодинcких — потомственных железнодорожников. Здесь подрастает 14—летняя дочь Маша. Оканчивает школу, получает аттестат и — война...

Маша и одноклассники, переговорив с учителями, начинают помогать отступающим войскам. Переодевают офицеров в гражданскую форму и делают это с таким старанием, что отцу, когда он возвращается домой, переодеться уже не во что. Бойцам и командирам, которые скрываются в лесах, на болотах, подростки носят из дому продукты.

В 41—м партизанские отряды были еще немногочисленны, слабо вооружены, но сопротивление нарастало, формировалось подполье. Среди активистов — лесничий Антон Ксеневич, готовивший связных для взаимодействия с отрядами или группами.

Маша тоже рвалась в отряд. Но родные говорили: «Малая, сиди. Подрастешь — и тебе работа будет». И вот момент настал. Однажды Ксеневич сообщил Маше и ее подруге Янине: «Девочки, вами заинтересовалась спецгруппа. Я рассказал о вас. Связные спецгруппы попали в гестапо. Нужны люди».

Встречу назначили в глухом месте, фактически в лесу, где было всего несколько домиков. Здесь девочки увидели внушительного вида бойцов в маскхалатах и белых полушубках. Вид — не партизанский. Оказалось: заброшенные в тыл врага чекисты. Мужчины критически взглянули на вчерашних школьниц, невысоких девчонок, и вопросительно посмотрели на куратора: «Ты что нам детский сад рекомендуешь?!» Но Ксеневич заступился: «Вы еще с этими подростками поработаете и будете очень довольны. Девочки проверенные и подготовленные. Выполнят любое задание с огромным желанием».

«Вы идете на явную смерть», — предупредил один из незнакомцев... Подруги ответили, что согласны.

— А родители?

— Мы ушли, не сказали им.

— Родители вас будут искать?

— Будут.

Бойких девчонок повели в партизанскую зону, которая располагалась в глубинке Логойского района. Руководители спецгруппы «Мстители» расспросили, кто остался дома, из каких они семей. Потом пришло время знакомства. Старший сказал Маше и Янине, что его зовут Михаил Светлов (на самом деле Гонцов), а заместители назвались Дмитрием и Леонидом. Все они были в военной форме, но без знаков отличий. Приказали девчонкам забыть свои имена. Теперь вместо них будут подпольные клички. Посоветовались и решили, что Маше подходит имя Рая.

...Впоследствии имя настолько прижилось, что до сих пор родные называют Марию Иосифовну Раей. И даже муж — им впоследствии стал разведчик, один из заместителей руководителя спецгруппы по оперативной работе Дмитрий Петухов.
Над Раей взял шефство Владимир Карпов, опытный разведчик, окончивший на тот момент педагогический институт (после войны он стал известным писателем). Учиться у него, вспоминает собеседница, было интересно.

Через неделю Раю вызвали в штаб и сказали, что есть первое задание. Объяснили, что вначале ее подвезут до соседней спецгруппы Максима. Оттуда полпути с ней пройдет опытная разведчица Надя Рябушка.

И вот Надя уже учит новенькую, как оставаться незаметной. Ничего ни у кого не спрашивать, если нужно куда-то пройти, чтобы не вызвать подозрение, ведь местные все друг друга знают. Ничем не выделяться в одежде. Для этого отлично подойдут платок и деревенская куртка.

Связная всегда работает одна. У нее враги повсюду. Если ранят, то никто не сможет помочь. Явочная квартира — не ее дом. Там может быть засада. Нужно быть очень осторожной, чувствовать — можно идти или стоит переждать.

Советы опытной разведчицы очень помогли Маше, а вот сама Надя Рябушка потом погибла в госпитале во время блокады...

С разведчицей Рая прошла первую часть маршрут. Когда до явочной квартиры оставалось километров пять, Надя оставила Раю, объяснив: та должна пройти через лес в одиночку. Войти в деревню, найти нужный дом и постучать три раза в окно. Такова специфика: связная точно никогда не знала куда, зачем и к кому нужно идти.

Конечно, Надя тогда все объяснила, но в жизни всегда есть место неожиданностям. Когда девочка вышла на поляну из леса, увидела, что по полю цепью идут... волки. Недавно на окраине деревни шел бой партизан с немцами. Осталось много убитых лошадей. Ими и питались серые хищники. Сытые, они возвращались в лес. Рая замерла. Волки смотрели и ждали. Вожак двинулся мимо девушки в сторону леса, его соплеменники — следом. К счастью, они были сыты...

А на явочной квартире ждали, знали, что придет связная Рая. С одной явочной квартиры она должна идти на другую, а потом на торфопредприятие — разыскать человека и узнать у него сведения.

В нужном доме хозяина не было. Девочку встретила его жена, спрятала в бочке и заперла в чулане. Когда Раю выпустили из заточения, хозяин встретил ее, неприветливо, но ответил на пароль, ведь до этого дал подписку сотрудничать с разведчиками. Девушка должна была узнать, когда его приятель приедет на встречу. Хозяин передал ответ, который записал на бумаге. Не читая, Рая спрятала листок под подкладку сапога.

На обратном пути зашла к Ксеневичу, забрала лекарства, антисептики, которые ему удалось достать для раненых и больных партизан. Узелок этот Рая должна была в любом случае доставить в спецгруппу Эго задание она выполнила.

Когда разведчики прочитали ответ, сказали, что написавший его ловчит. А Рае придется вновь идти по тому же маршруту через три дня. Повезло, что в лесу ее подвезли партизаны. А хозяин на этот раз сказал, что через два дня интересующее лицо приедет для участия в охоте.

Надо было возвращаться, но все дороги блокированы и минированы. На обратном пути девушка должна была привести еще одну связную, подготовленную Ксеневичем, — Розу.

И вот девушки проходят через мост. Первая Рая, следом Роза. Новенькая неожиданно зацепилась за растяжку. Раю ослепило. Поразило лицо, глаза. А Розе оторвало стопу Несмотря на ранения, девушки отползли от места взрыва, чтобы не стать легкой добычей немцев, выехавших на место взрыва. Рае пришлось оставить Розу, а самой пойти в деревню на явочную квартиру — за сведениями и помощью.

Девушка подошла к дому, а там немцы играют в карты. Аккуратно отошла огородами. В конце деревни, когда силы иссякли, постучала в окно крайнего дома. Повезло. Там и жила связная Мария Дубицкая, к которой шла. Рая рассказала, что у реки лежит раненая девушка, которая шла в партизанский отряд. Мария спрягала Раю на лугу в стогу сена, а сама пошла за помощью, чтобы спасти Розу.

Утром Мария рассказала, что Розу увезли немцы и поместили в какой-то хате. Разведчики сработали быстро, выкрали ее, передали партизанам, а потом в госпиталь.

Раю тоже нужно было вывести.

А как? Придумали план. Утром женщины шли искать картошку, перекапывая весной поля. Из этих остатков делали крахмал, пекли лепешки. Когда Рая прошла через поле, ее встретили разведчики на лошадях. Отвезли в спецгруппу Максима. Туда же приехал Светлов, которому юная связная и передала всю информацию. И парни из спецгруппы пошли «брать объект» — разведчика, который вел двойную игру Приказ: доставить живым. Пока Рая лечилась в госпитале, агента—оборотня нашли. Он дал показания. Рае нашли офтальмолога, но она отказалась ехать продолжать лечение.



А потом началась блокада. Нужно было выжить. Спецгруппа «Мстители» поделилась на маленькие группки и начала отступать на озеро Палик. Передвигались ночью. Чтобы остановить партизан, каратели подожгли лес и начали обстрел. Трассирующие, сверкающие пули, пулеметные очереди, горящий лес, падающие в огне ветви... Ночь. Бой. Этого Рая не забудет никогда. Ориентиром, в какую сторону идти, служили только крики: «За Родину! Вперед!» На рассвете партизаны вышли из леса, перешли дорогу из Плещениц в сторону Руденских лесов. Рассеянные группки спрашивали друг у друга, кто есть кто и куда идти. Рае и ее товарищам сказали, что нужно идти в деревню Морозовка. Там и встретились оставшиеся в живых. Погибших оказалось много... Отравились на Палик. В районе озера — непроходимые болота. Партизанам приходилось сидеть на кочках, а ноги — в воде. И так в течение месяца. Вместе с партизанами отступали крестьяне, вывозили зерно и скот. Счастьем было в день съесть чашку отваренного зерна. Особенно тяжело приходилось мужчинам. Кроме того, ежедневно гитлеровцы на бреющем полете стреляли и сбрасывали ящики со взрывчаткой.

«Спрятаться от осколков практически невозможно. Лежишь в воде и не знаешь: повезет или нет. Сбрасывали и листовки с призывом выходить из леса, тогда оставят в живых. Когда партизаны выходили из болот, Борисовский район был почти весь освобожден, мы видели расстрелянных людей, уложенных в штабеля. Возможно, то были поверившие гитлеровцам», — вспоминает Мария Иосифовна.

Выжившие партизаны встретились с Красной Армией. Полковник посадил Раю на танк и спрашивает: «Дочка, что ты хочешъ?»

— Есть хочу.

Ее накормили кашей. Два дня откармливали! Потом все оставшиеся в живых члены спецгруппы «Мстители» собрались на своей базе, а затем вернулись в Минск.

Расположились в одном из домов в районе Сторожевки и вскоре попали под обстрел вражеских снайперов, были ранены несколько офицеров.

Вскоре выжившие получили поручение КГБ. В Минске осталось много вооруженных полицаев и немецких прихвостней. Без риска взять их было невозможно. Девушек сделали работниками домоуправлений. С измерительными приборами приходили они в нужные дома и под видом обмера и выписки ордера осматривали комнаты. Порой слышали, что в некоторые комнаты нельзя входить, там якобы тифозные больные. Девушки брали такие квартиры на заметку и докладывали руководству. Потом задерживали «тифозных больных», среди которых оказывались полицаи.  Через некоторое время Рае предложили остаться работать в КГБ, но мечта стать врачом оказалась сильнее. Поступила в медицинское училище. Будущий муж Дмитрий Петухов, когда они вместе прибыли в Минск из окрестностей Палика, отвез Раю, познакомил с родителями, сделал предложение, предупредил, что, возможно, ему придется уезжать. Они поженились. Потом муж надолго уехал в командировку в Германию, уже в Берлине отмечал рождение дочери. Вернулся в Минск, работал в КГБ, потом его направили на работу в Брест. Рая поступила в Бресте в педагогический институт на биологический факультет, осталась там работать, позднее окончила аспирантуру. Затем работала в Министерстве высшего образования старшим инспектором управления вузов, позднее стала совмещать эту работу с преподаванием в Минском педагогическом институте. Общий стаж работы в системе высшей школы — 50 лет!

Сейчас Мария Иосифовна — отличник народного образования Республики Беларусь, отличник высшей школы СССР. Награждена медалями «Партизана Великой Отечественной войны» I степени, «За победу над фашистской Германией», орденом Великой Отечественной войны I степени. Ныне занята общественной деятельностью, возглавляет ассоциацию инвалидов Великой Отечественной войны Партизанского района Минска, ведет патриотическую работу с молодежью. Мария Иосифовна рада передавать свои знания новому поколению.

А самые яркие моменты боевой молодости перед глазами до сих пор. Например, партизанский парад 1944 года в Минске. Раненая Мария—Рая в шествии не участвовала, но посмотреть удалось. Партизаны в разношерстной одежде шли стройными рядами по улице Советской (сейчас проспект Независимости), полоски на их шапках обозначали число ранений. Участники парада вели скот: коз, овец, лошадей, несли оружие.

И еще Мария Иосифовна не может забыть 9 мая 1945—го. В Белоруссии уже не было войны. Муж вернулся из Германии, привез ей наряды. Супруги отправились в Купаловский театр, чтобы посмотреть спектакль «Константин Заслонов». И вдруг во время представления открывается дверь и слышится: «Внимание! Объявили, что закончилась война. Подписана капитуляция Германии. Всем военнослужащим явиться по служебным местам». Домой Мария возвращалась одна, муж вернулся утром и рассказал о победе подробнее.

Мария Петухова — единственная из спецгруппы, дожившая до наших дней. Вспоминает, как раньше ветераны встречались, ездили на место базы «Мстителей». Бывали и у памятника партизанам в Логойском районе. Воспоминания не умирают, поэтому Мария Иосифовна очень хочет, чтобы в стране учредили День партизан. Чтобы потомки помнили...

Автор: Наталья ПАХОМОВИЧ
Журнал: «Спецназ»
июнь 2013
Вы можете найти эту страницу по следующему адресу: https://kgb.by/ru/70letpobedy-ru/view/ona-priblizhala-3-ijulja-74