Комитет государственной безопасности Республики Беларусь
Комитет государственной безопасности Республики Беларусь

Родился в тельняшке

10 апреля 2015
 
Красавец моряк Георгий Афанасьев улыбается мне с пожелтевшего фото. А вот он уже с молодой женой Александрой, на следующей фотографии — в госпитале с товарищами. А вот здесь, в морской форме, уже правнук Георгия Петровича Александр. Он — надежда на продолжение армейских традиций семьи...

Ветерану Великой Отечественной войны минчанину Георгию Афанасьеву 94 года. С ним совсем не хочется разговаривать о болезнях и проблемах, которые беспокоят пожилых людей. Не привык Георгий Петрович жаловаться на судьбу. Тем более что в жизни исполнились многие детские и юношеские мечты моего собеседника. Например, какой советский мальчишка не мечтал стать летчиком или моряком? А парнишка, родившийся в деревне Рекотка Горецкого района, в сухопутной Беларуси, сумел поступить в военно–морское училище, прошел курсы морской авиации, носил такую желанную для многих форму моряка. Но вот ходить по морям–океанам, к сожалению, не довелось...

В 1940 году согласно Положению о прохождении службы рядового и младшего начальствующего состава ВМФ Георгия Афанасьева откомандировали в Одессу, где он получил назначение в 82–ю авиационную эскадрилью Черноморского флота. Служил на метеостанции, составлял карту погоды. Георгий Петрович вспоминает, что приближение войны не нужно было предсказывать, оно чувствовалось за несколько недель до рокового 22 июня. Тем не менее говорить о надвигающейся агрессии гитлеровцев советским военным было запрещено, наказание могло быть самым суровым...

Молодого матроса Георгия Афанасьева война застала в Крыму. Среди других эвакуированных плыл на «большую землю». До сих пор ветеран не может забыть, как горел Севастополь, окруженный врагом... Моряки–черноморцы помогали Одессе и другим городам. Афанасьев служил в одном из формирований 1–го морского полка. Бойцы в бескозырках и тельняшках переходили в контратаки, отбрасывая врага от Одессы, но «жемчужину у моря» все же пришлось сдать.

В одной из атак Георгий получил ранение. После лечения в госпитале его направили в Крым, где формировали части и готовили добровольцев для отправки в Москву (в октябре 1941–го гитлеровские войска были уже на подступах к городу). Командиры понимали,  что посылают бойцов на верную смерть, поэтому не приказывали, а просили вызваться желающих. К столице для решающего сражения были направлены и сформированные из моряков Тихоокеанского и Черноморского флотов стрелковые бригады. Георгий записался добровольцем, попал в 78–ю бригаду, куда набрали матросов и бросили под Ростов для  ликвидации немецкого прорыва. Афанасьев сражался с ручным пулеметом. И вновь ранение и госпиталь.Затем возвращение на фронт под Севастополь...

В одном из боев Георгий Петрович опять был ранен. Вновь госпиталь в глубоком тылу и томительное ожидание возвращения на флот, который в те дни вел упорные бои за Севастополь. Гитлеровцы старались любой ценой прорваться к городу, чтобы выполнить приказ Гитлера, в котором говорилось, что главнейшей задачей до наступления зимы является не взятие Москвы, а захват Крыма, промышленных и угольных районов на Донце и лишение русских возможности получения нефти с Кавказа. Но советские моряки стояли насмерть. В небе висели пикировщики люфтваффе, проносились снаряды тяжелых орудий, «перепахивая» позиции советских войск. С моря им отвечал огонь наших кораблей.

На фронте командир  уточнял, какие у бойцов специальности, а потом спросил: «А кто в разведку пойдет?» Георгий вызвался и не пожалел — вместе с ним сражались смелые и отчаянные ребята.



Георгий Петрович вспоминает один из боевых эпизодов... Предстояло взять языка. Им оказался румынский капрал, который позже дал ценные сведения. Моряки быстро справились с заданием и так же исчезли. Первые выстрелы немцев  и  рев  мотоциклов  послышались, когда разведчики были уже далеко от вражеских позиций.

В боях под Севастополем Георгия контузило. С наступлением ночи его на палубе эсминца среди других раненых вывезли из осажденного города. Лечился в госпитале на Кавказе, затем участвовал там же в боях. Нацистам нужно было захватить богатые районы нефтедобычи и открыть себе путь к Ближнему Востоку и Индии. Всем известно, как бесславно закончилась операция «Эдельвейс»: обладая численным перевесом, прорваться в глубину Кавказа гитлеровские вояки так  и не смогли. На подступах к Грозному  и на некоторых перевалах они вынуждены были только обороняться.

Кровопролитные бои развернулись под Новороссийском. Здесь Георгий Петрович был тяжело ранен. После команды Георгий пошел с товарищами в атаку без прикрытия и помощи артиллерии и авиации. Наши солдаты бежали с винтовками по ровному полю — навстречу губительному огню пулеметов. Георгий упал и вскоре услышал, как враги добивают раненых. Выстрел в упор достался и рядовому Афанасьеву. Но повезло! Пуля попала в правое плечо и осталась внутри, не задев жизненно важные органы. Чтобы не выдать себя, раненый солдат неподвижно лежал среди убитых до ночи. Эти страшные часы из памяти не стереть, а напряжение словами не передать: мучили боль, жажда, тягостное ожидание смерти. Но сумерки принесли спасение... Афанасьев отполз в сторону и вдруг услышал голос санитаров: «Кто ранен?» Не без труда поднялся, взял винтовку, пошел на голос. Когда пришел к своим, командир спросил: «Где винтовка?» Рядовой Афанасьев ее показал. Это означало, что будет жить и воевать дальше. Все солдаты понимали: если бросил  оружие — значит, позор, расстрел. Под утро раненый Георгий был отправлен на теплоходе в госпиталь. Там хирург достала из плеча рядового пулю, которую Георгий оставил себе на память. Получается, кусок свинца пощадил, спас бойцу жизнь. Враги в том сражении никого не пожалели, а вот пуля пожалела. Георгий Петрович бережно берет ее на ладонь и дает возможность сфотографировать для «Спецназа»...



За те кровопролитные сражения Георгий Афанасьев удостоен медали «За оборону Кавказа». В 1943–м году разведчика перевели в береговую артиллерию. А стремительное наступление советских войск привело к тому, что уже в 1944–м война для черноморцев фактически закончилась. Лишь в 1945 году, когда Советский Союз объявил войну Японии, Георгий вновь попал на фронт — черноморцы    направлялись на Дальний Восток для пополнения Тихоокеанского флота и Амурской флотилии.

Через год Георгий Афанасьев снова в Одессе — боевой путь завершился. Он вернулся на Родину, приехал к брату в Минск, где и получил приглашение продолжить службу в органах госбезопасности. На новом месте на пятерых парней приходилось несколько десятков молодых сотрудниц. Неудивительно, что красавец моряк оказался завидным женихом. В 1947 году сыграли свадьбу с очаровательной Александрой. С тех пор и не расстаются!

Уйдя в отставку, Георгий Петрович долгие годы работал в Центральном архиве КГБ, где изучал документы для реабилитации  репрессированных.

Долгие годы в семье Афанасьевых царит взаимопонимание, а теплом своей любви супруги делятся с детьми, внуками и правнуками. К слову, правнук Александр планирует пойти в армию, затем получить высшее образование и продолжить службу в силовых структурах. Семейные традиции обязывают!

...Недалеко от дома, где живут Афанасьевы, скоро откроется новое здание музея истории Великой Отечественной войны, а из окна квартиры видно сердце города — район Немиги. Отсюда ветеран любит наблюдать салюты в День Победы и День Независимости. Эти праздники особенно ценят те, кто знает цену жизни и стремится прожить ее достойно.


Автор: Наталья ПАХОМОВИЧ
Фото: пресс-служба КГБ Республики Беларусь
Журнал: «Спецназ»
июнь 2014
Вы можете найти эту страницу по следующему адресу: https://kgb.by/ru/70letpobedy-ru/view/rodilsja-v-telnjashke-69